sergeyoho (sergeyoho) wrote,
sergeyoho
sergeyoho

Categories:

Юваль Харари и трудная доля гуманитариев



Несколько месяцев назад в Израиле произошёл небольшой скандальчик, связанный с известным автором Ювалем Харари. Как выяснилось, его последняя книга «21 урок для XXI века» была немножечко отредактирована в русском переводе. Обсуждаемая часть изменений коснулась главы про фейковые новости, что само по себе прикольно. Пример с говорящим неправду Путиным уступил место примеру с морочащим голову американцам Трампом, а аннексия Крыма стала в русском переводе куда более разумным и высокоморальным действием, чем на иврите или по-английски.

Выяснилось, что изменения были сделаны с одобрения автора, который таким образом, пытался ускользнуть от свирепой российской книжной цензуры и донести до российского читателя суть своих бесценных мыслей, поменяв несколько несущественных деталей.

Я в августе зашёл в книжный на Мясницкой волею пославшей меня жены, которая заказала мне из Израиля что-то про дизайн и домоводство. Свидетельствую – цензура преодолена и одурачена, все три книги Харари лежали на почётных местах у входа.

Эта забавная история меня огорчила, но не удивила. До этого я внимательно прочёл все три книги Харари. Первая, философско-исторический обзор, произвела очень сильное впечатление. Вторая, футорологическая, всё ещё достаточно интересна. Третья, сборник эссе по горячим вопросам современности, гораздо слабее предыдущих. И в этой третьей книге был один эпизод, особенно меня опечаливший. Поскольку речь шла не о мнениях, с которыми я не согласен, а о недостойном учёного жульничестве. Причём можно проследить, как автор от книги к книге проходит путь от, так скажем, не самой сильной аргументации до полной туфты.


Эпизод этот касается глобализации. По тем или иным причинам, Харари очень дорог тезис «Глобализация победила, все мы теперь живём в одной цивилизации». Такой подход довольно удобен, если хочешь, отталкиваясь от настоящего, переходить к печальным или прекрасным прогнозам. Ситуация-то похожая у всех, проблемы одни на всех. При этом конкретное наполнение тезиса о победе глобализации у Харари довольно мутно.

Первые книги писались в духе «ясное дело, что либеральный гуманизм победил нацизм и коммунизм, но история-то не кончилась; интересно, как пойдёт дальше; может нагрянет искусственный интеллект, ломом опоясанный». Тема глобализации казалась слабым местом в рассуждениях Харари, но претензий к его интеллектуальной честности не было. Ну такое у человека мнение, не то чтоб очень уж оригинальное. И он его излагает.

В третьей книге автор вынужден признать, что победные либеральные рапорты были несколько преждевременными. Однако позиций не сдаёт. Одно из эссе так и называется: «В мире всего одна цивилизация». Начинает эту главу автор с выпадов против «теории столкновения цивилизаций». В чём же, по описанию Харари, состоят тезисы конкурентов?

Согласно этой теории, человечество всегда было разделено на несколько цивилизаций, представители которых обладали принципиально разными взглядами на мир. Несовместимость этих взглядов сделала конфликт цивилизаций неизбежным. Точно так же, как в дикой природе виды борются за выживание в соответствии с беспощадными законами естественного отбора, на протяжении всей человеческой истории разные цивилизации постоянно сталкивались друг с другом, и в результате выживали только самые сильные из них…

Тезис о «столкновении цивилизаций» имеет далеко идущие политические последствия. Его сторонники утверждают, что любые попытки примирить «Запад» с «исламским миром» обречены на неудачу. Исламские страны никогда не примут западных ценностей, а западные страны никогда не смогут успешно адаптировать мусульманские меньшинства. Стало быть, США не должны принимать иммигрантов из Сирии и Ирака, а Евросоюзу следует отказаться от иллюзии мультикультурализма в пользу западной идентичности. В долгосрочной перспективе лишь одна цивилизация выдержит жестокие испытания естественного отбора, и если бюрократы из Брюсселя отказываются спасать Запад от исламской угрозы, то Великобритании, Дании или Франции лучше делать это каждой в одиночку.


Далее Харари начинает блестяще опровергать своих идейных противников. Типа:
ошибочна сама аналогия между историей и биологией, лежащая в основе тезиса о «столкновении цивилизаций».

Загвоздка в том, что «теория столкновения цивилизаций» связана с конкретной личностью. А именно Сэмюэлем Хантингтоном, вступившим в 90-х годах в полемику с очень модным тогда Фрэнсисом Фукуямой и его теорией окончательной победы западного либерализма. В списке литературы в конце книги Харари этот самый Хантингтон присутствует, но в соответствующей главе его имя благоразумно не упоминается. Ибо каждый может при желании ознакомиться с мнениями Хантингтона и обнаружить, что они имеют весьма мало общего с представленной Харари фальсификацией.

Нет, Хантингтон не упоминает биологию и борьбу за существование. Он не пишет, что только одна самая крутая цивилизация в итоге выживет. Напротив, он заканчивает свою статью прогнозом: в мире будет несколько цивилизаций с разными ценностями, которым придётся научиться сосуществовать. Не забывая о самозащите, само собой.

Нет, он не пишет о том, что нельзя принимать эмигрантов из других цивилизаций. Тут снова передёргивает Харари. Почти любой сторонник теории нескольких цивилизаций занесёт в незападные страны как Китай и Вьетнам, так и Афганистан или Сирию. Однако отношение к мигрантам из соответствующих стран будет, в среднем, как я догадываюсь, очень разным. Нелюбовь к мусульманской миграции объясняется, видимо, какими-то культурными особенностями мусульман, а вовсе не принципиальной нежелательностью миграции как таковой.

Нет, Хантингтон не утверждает, что конфликт между цивилизациями всегда был основным историческим конфликтом. Он вполне согласен с Харари, что долгое время судьбоносными конфликтами в мировой политике были внутризападные «идеологические войны». А до этого войны между нациями. А до этого между королями. Однако Хантингтон уже в 90-х считает, что это «долгое время» закончилось. Испанскую гражданскую войну 30-х принимали близко к сердцу западные фашисты, коммунисты и либералы. Югославскую гражданскую войну 90-х – Запад, православные и мусульмане.

Вдобавок Хантингтон, в отличие от Харари, объясняет, что он имеет в виду под цивилизацией. В его определении, цивилизация - самая большая общность людей, с которой человек себя сильно идентифицирует, но которая при этом меньше всего человечества. К этому определению могут быть претензии, но, по крайней мере, он не оставляет читателя в неведении.

Такие дела. С Хантингтоном можно не соглашаться. Но он интеллектуал, а не шулер.

Увы, сей пример деградации талантливого и ещё относительно молодого учёного-гуманитария кажется мне симптомом весьма печального и неприятного явления. Многие согласятся, что западная политическая система находится сейчас в кризисе, хотя о серьёзности и причинах этого кризиса мы можем спорить до посинения. В поисках выхода из этого самого кризиса люди часто возлагают надежды на новых политиков или изменение политической системы.

Мне кажется, что это несбыточные мечты. Процесс улучшения или изменения политической реальности на Западе работал по-другому. Вначале выдающиеся гуманитарии, будь то Милль, де Местр, или Маркс, писали книги. Потом идеи этих книг овладевали умами интеллектуалов, упрощались, опошлялись и шли в массы. Образовывались политические движения и партии со своими лидерами и вождями. Ну а дальше по ситуации – выборы, демонстрации и революции.

Если же западные гуманитарии не способны давать адекватные ответы на вызовы времени, если даже лучшими руководит банальный карьеризм или желание понравиться той или иной тусовочке, то у этого здания больше нет фундамента. И соответственно, никакого нового поколения адекватных моменту партий, политических движений и политиков ожидать в скором будущем я бы не стал. Не было гвоздя - подкова пропала.
Tags: Юваль Ной Харари, история, книги, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments