sergeyoho (sergeyoho) wrote,
sergeyoho
sergeyoho

Categories:

Смерть коммунизма

В посте про литературу мы с одним из комментаторов чуть коснулись причин быстрого краха Советской Власти. Быстрого по сравнению с другими идейными конструкциями типа мировых религий.

Какие ещё причины приводит Юрий Слёзкин в конце своей книги, помимо противоречия между мировой литературной классикой и большевизмом? (Вероятно, противоречие имело место, но вряд ли было способно завалить такую махину.)

Он пишет про наукообразность марксизма: Стратегия подкрепления веры логикой достаточно эффективна …, но гораздо менее пластична, чем откровенно иррациональные пророчества.

То бишь когда возникают проблемы с реальностью, марксисту труднее заявить, что «Второе Пришествие» (или коммунизм) - это такая метафора и вообще верую, ибо абсурдно.

Подробно развивается тема «надстройки» и «базиса». Перестроив экономический базис, коммунисты верили, что бытовые и внутрисемейные отношения начнут соответствовать экономике автоматически.

Твердые в своей вере, большевики мало интересовались бытом, редко следили за домашней жизнью и быстро оставили попытки привязать обряды инициации – брак, рождение и смерть – к марксистской политэкономии и всемирной истории. Пионеры, комсомольцы и члены партии состояли на учете в школе и на работе, а не дома.

Отмечу, что восточноазиатские коммунисты, как я слышал, работали по месту жительства интенсивнее советских. Но как-то их версии социализма это не слишком помогло.

Обсуждаются сложные отношения интернационального большевизма с русским национализмом:

Советский коммунизм так и не порвал с безродным космополитизмом. Даже апеллируя (особенно в последние сталинские годы) к русскому национализму, он не претендовал на роль русского национального движения. А поскольку Дом правительства не сделался русским национальным домом, позднесоветский коммунизм стал бездомным и, в конечном счете, призрачным.

Упоминается мельком и поражение в экономической конкуренции с капиталистическими «вавилонскими менялами», но тема не развивается дальше одного абзаца.

В принципе, книга Слёзкина не вполне предназначена для ответа на этот вопрос. В ней рисуется впечатляющая картина жизни и стремлений советской революционно-партийной номенклатуры и членов их семей. При демонстративном вымарывании с передних планов трёх вождей: Ленина, Сталина и Троцкого. Проводятся интересные параллели с психологическими феноменами, возникавшими в разных обществах и религиях. Но в чём было отличие коммунистов от других идеологий?

Мне однако кажется, что у Слёзкина таки есть цитаты, освещающие вопрос с нужной стороны. Поскольку некоторые коммунисты не были идиотами и понимали, где всё может завалиться. Но думали, что как-нибудь проскочат путём магической трансформации базиса в нужную настройку.

Один из персонажей Слёзкина, писатель и критик Александр Воронский (1884-1937), написал беллетризованные воспоминания. Где приводится разговор с дядей-священником лирического героя.

– …Нужно пахать, сеять, разводить скот, сады, рожать и питать детей, это – главное. Все остальное приложится. Вы, взыскующие нового града, не знаете и не чувствуете радость хозяина, когда он видит выводок цыплят, заботу его, когда он окучивает дерево или делает прививки яблоне. Вы полагаете – он о барышах думает. Не только о барышах, а иногда и совсем о них не думает: он радость произрастания испытывает, он видит плоды трудов своих, он радуется живому… Велика жизнь, она как гора, ее не сдвинешь с места.
– Мы будем пробивать, дядя, туннели.
– Ты думаешь, по ту сторону другая жизнь? Та же самая, та же самая…


Это красивые и лиричные слова. А если немного более цинично...

Мой родственник, очень умный и достойный человек, работал, можно сказать, в советском хайтеке. На производстве цветных телевизоров. Он с прискорбием констатировал, что трудовая дисциплина на заводе немного хромала. Когда кончалось «самое бессильное и позорное время в жизни моего народа — время от рассвета до открытия магазинов», то народ в эти самые магазины посылал гонцов. Затоваривался и потом понемногу потреблял алкоголь на производстве.

Подули ветры перестройки, родственника занесло ветрами в командировку в Южную Корею. Там он ознакомился с местными традициями изготовления телевизоров. И пришёл к печальному выводу, что в условиях капиталистической конкуренции московскому заводу ловить нечего. Его диагноз, увы, оказался верным.

Но завод не умер, по крайней мере в 90-е. Кинескопы чем-то похожи на бутылки, на них производство и перепрофилировали. Хайтеком не назвать. Но если рабочего ловили в рабочее время на алкогольном вопросе – немедленно улетал через проходную рыбкой. В тяжёлые годы новой зари капитализма с другой стороны проходной имелась очередь из желающих. Проблемы с заполнением вакансий не было. Такое вот воспитание трудовой современной этики. Без рекомендуемых Слезкиным пасторов. Но эффективно, наверное.

Или взять, например, сельское хозяйство. Тупиковая и неразрешимая советская проблема, сопровождаемая бесконечными партийными постановлениями и продовольственными программами. Теперь я изредка читаю, как российские либералы, продолжатели традиций Виссариона Белинского и Валерии Новодворской, бичуют пороки своей несчастной страны. Но каково же место сельского хозяйства в их описании современных российских ужасов? Тема сдулась, похоже. Пришёл на землю какой-никакой сельский хозяин, романтично описанный отцом Николаем. И как-то он дело собирания урожая морковки устаканил. Даже без привлечения студентов.

Тема причин гибели СССР наводит меня на не очень высокоморальные мысли. Людям свойственно подгонять историю под паттерн «преступления и наказания», «добрых поступков и награды за них». Так и в крахе коммунизма многие склонны видеть наказание за коммунистические преступления. В особенности эпичные преступления сталинского периода. Я же вижу причину прежде всего в занимательной, но безумной экономической идее по отмене частной собственности и в целом роли бабла в человеческой жизни. Если б идея работала – страна могла бы простоять века, несмотря на горы трупов, Гулаг и коллективизацию. Но идея не сработала. Причём не только в СССР, а нигде. И, полагаю, никакие проталкивающие идею во внутрисемейных кругах пасторы не помогли бы. Потому что не надо путать, где на самом деле базис, а где надстройка.
Tags: Россия, Юрий Слёзкин, история, книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Recent Posts from This Journal